Наши группы в соцсетях:Наша группа на фейсбукеНаша группа ВКонтактеМы в твиттереМы в g+Наш канал на ютубеНаш канал на ютубе
Краснодар +7 909 443 02 57 
Москва +7 926 607 66 17
Преображение... Стиль... Непревзойденность
  • Комплект украшений из дерева «Рудракша»

Мое бохо - это территория Вашей свободы

Краснодар +7 918 195 76 25

Москва +7 926 607 66 17

 

ОПЛАТИТЬ ПОКУПКУ

 

Вы здесь: Главная Благотворительность «Красное вино» или мой ДЦП и я. (Максим Хоменко. Автобиографический роман). Глава 3


«Красное вино» или мой ДЦП и я. (Максим Хоменко. Автобиографический роман). Глава 3

Глава 3

Возвращаясь к теме мотивации «от» и «к». Вначале мой отец мотивировал меня тотально, по мотивации «ОТ», в каждом случае упрекая - не внятно сказал, не шоркай ногами по полу (а звук шоркания я не слышу), понимай ноги выше, и он хотел, чтобы при этом во мне что-то было такое, чтобы я сам себя контролировал и хотел этого. Но, разумеется, при таком подходе этого не происходило, ведь не по любви «к» разрешению проблем я действовал, а «от» страха избегать наказания от отца. После возвращения от бабушки я вёл себя свободнее, но с другой стороны с большими оплошностями. Также отец меня заставлял что-либо делать, на моё «не хочу», отвечал с сарказмом: «я тебе разве запрещаю не хотеть, можешь не хотеть сколько угодно, я тебе говорю – «сделай», или: «ты вначале быстро сделай, а потом можешь не хотеть».

В итоге я его стал игнорировать, он на это говорит – ведь говорят, относись к другим так, как бы ты хотел, чтобы относились к тебе, я ему в ответ – всё правильно вот и молчу – хочу чтобы ты оставил меня в покое.

В мотивации «от» – есть плюсы, но лишь самые начальные, когда нужно поставить на рельсы, сформировать базовые навыки, на которых уже человек сам начнёт строить всё остальное. Правда если этот процесс слишком долго идёт, то атрофируется желание к свободе, выражению собственной воли, и её понимания - я не мог сказать, что лично я хочу. Становишься как манкурт - это взятый в плен человек, превращённый в бездушное рабское создание, полностью подчинённое хозяину. Да, повиновение и кротость это хорошо – это умение выполнять то, что «надо». Вот только лучше, чтобы она была добровольной, с мотивацией «к» а не от мотивации «от». Ибо тогда, как я уже говорил выше, устраняется страх, формируется свобода, а вместе с ней и любовь, а с любовью и созидание. Здесь мне вспоминаются слова св. Кирилла Иерусалимского: «Кротка овца, но она никогда за кротость свою не увенчается, потому что кротость ее происходит не от свободы, но от природы».

 

Однако я наблюдаю за собой склонность больше подстраиваться под кого-то, чем строить свою линию. Больше желать сделать кому-то, чем себе, чтобы получить одобрение, и этим успокоить себя, что я всё же не пустой человек, как назвала меня однажды моя первая любимая девушка. Зато лично собой поставленные задачи, по принципу «надо», я выполняю неохотно – т.е. свободная кротость развита слабо, зато «природная овечья», сформированная с детства родителями – сильно.

На психологической консультации после одной проблемы, психолог сказал моему отцу, ну хорошо, допустим вы добьётесь что он будет хорошо говорить, но в итоге у него будет серьёзно повреждена психика, (наверное, имел в виду, что стану манкуртом), что вы в этом случае выберете? Ещё мне отец говорил, что да, в детстве он ко мне жестко относился, и это была его ошибкой, но он должен был, как-то противостоять чрезмерно лояльной маме таким образом. В школе я старался, не знаю, почему больше, то ли от этого комплекса, стремления быть полноценным, себе в первую очередь что-то доказать. Что я могу, не из склонности получать одобрение, мне самому лично было интересно учиться.

Еще про отца могу сказать, то, что он, как и мама мог не только созидать словом, но и лишать всякой надежды. Например, когда он сказал что машину мне водить не обязательно, что у меня не достаточная для этого координация движений и боковое зрение не развито, это отбило напрочь во мне желание научиться водить машину. Ну и я сам себя дополнительно убедил, что если мой отец как Шумахер водит автомобиль, на грани фола, и не редко попадает в аварии, то значит и унаследовал такой же стиль вождения, и тем более с нарушенной координацией мне опасно водить машину, и лучше не рисковать. Ещё отец лишил словом меня детской мечты – быть ученым изобретателем, после окончания университета я серьезно был намерен поступать в аспирантуру, чтобы двигаться на верх, делать научную карьеру. Отец же рассказал что это неблагодарный бесприбыльный труд, что даже если ты там что-то сделаешь, не сможешь это доказать, или кто-то другой из вышестоящих руководителей присвоит это изобретение себе, а ты будешь ни с чем, при твоём характере, и не умением общаться с людьми и выстраивать отношения.

Мама, как я говорил, была чрезмерно лояльной и опекающей. Хотя в некоторых вещах, касающейся моей невнимательности и бытовой аутичности, ну что меня совершенно не интересовало, относилась ко мне не корректно – ругала. Но вместе с тем не создавала условий для моего личного выполнения действия для отработки навыков – сама же за меня все и делала. В итоге, я продолжал это не уметь, не делать или не замечать, и её этим возмущать. Ругань и негатив, как мотивация «от», может положительно сработать лишь тогда, когда есть серьёзная угроза неизбежного наказания, чего со стороны мамы было редко, в отличии от отца, в ином случае это воспринимается, как посягательство на свою свободу и вызывает вначале конфликт, а потом игнорирование. И не было никакой заинтересованности исправляться.

По этому поводу вспоминаются слова Христа: «Иисус же сказал им: не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и у сродников и в доме своем. И не мог совершить там никакого чуда, только на немногих больных возложив руки, исцелил их». Не смог и я как-то силой собственной воли преодолеть удушающую атмосферу мамы, и научиться делать что нужно уметь в жизни и быть самостоятельным в быту, хотя и начинал и пытался. Например, мыл полы дома, однако видя что мама их моет после меня повторно, и не приемлет результат моего труда, то не стал этим больше заниматься, пытался научиться готовить, тут попадал под сиюминутную критику, тотальный контроль, это и это не так, в общем не выдержал.

Ещё моя мама часто стыдится меня, то, как я танцую как чокнутый - машу руками, улыбаюсь без причины как идиот, то что я не вижу сам когда я уродливо выгляжу на фото и это выставляю в Интернет, а, напротив, думаю что удачный снимок. Однако с мамой я не чувствую дискомфорта как с отцом, хотя и вижу её некую жизненную апатичность, без ожидания чего-то радостного как и отец, критичность ко всему, слабая способность радоваться жизни. Она получает удовольствие лишь от курения, часто от этого кашляя. И при всём при этом, как ни странно, я не чувствую к ней жалости и желания помочь, может от того что задушила меня с рождения.

В детстве, да и сейчас мама чрезмерно оберегала и опекала меня, мешая моему взрослому становлению, и при этом задушила своей заботой, так что я не могу от этого уйти, как в гипнозе каком-то, тяжело покинуть зону комфорта, как говорят психологи, уйти-то некуда. Вроде и тепло и приятно... но видишь, что как будто не живёшь, и не управляешь жизнью – что ещё больше вызывает аутичность в бытовом плане, потому живу в компьютере, пытаюсь там что-либо делать – вне поля зрения мамы. Ещё, я помню, как когда-то уже в зрелом возрасте, я уезжал на три недели в санаторий «Красная Талка» в Геленджик и жил там без родителей. Поначалу была некая психологическая напряженность – контролировать время, ходить на процедуры и в столовку, находить время для посещения бассейна и пляжа, разбираться с некоторыми бытовыми задачами. В общем, начал делать вроде простые с точки зрения обычного человека вещи, но потому, как мне не приходилось их делать раньше, они казались не очень простыми, но мне было интересно в отсутствии мамы всё сделать самому. Я разработал и навёл собственный порядок у себя в номере, после этого стало легче, и я стал получать некое новое удовольствие – ощущение прохладной свободы… свежести, чувства здесь и сейчас, от домашнего тёплого убаюкивающего небытия.

Не имею я права осуждать родителей, оба они жили со мной и старались для меня, хотя между собой частенько конфликтовали по разным причинам. Оба они добрые, ответственные и умные люди. Отец дал мне нормальную физическую форму, мама дала доброту и мир во мне, некое спокойствие для моего развития, а учителя и я себе сам – интеллектуальный уровень.

 

в начало      предыдущая               следующая        в конец

1  2  3  4  5